23 октября (10 октября по ст.ст.) Святая Церковь празднует день преставления ко Господу великого русского старца преподобного Амвросия Оптинского, на следующий день – память собора всех Оптинских старцев.

История Никитского женского монастыря, его жизнь и становление как монашеской обители неразрывно связаны с духовным руководством и молитвенной поддержкой старцев Введенской Оптиной пустыни.

В 1862 году Начальницей Общины при храме великомученика Никиты была избрана монахиня Белевского Крестовоздвиженского монастыря матушка Макария (Сомова). По происхождению дворянка, с юных лет она жила в монастыре под руководством известного подвижника Оптиной пустыни преподобного Макария (Иванова).

Главной заботой матушки Макарии было внутреннее духовное состояние сестер обители. За время ее управления монастырь по внутреннему устройству занял видное место среди других женских обителей, подтверждением чему служит сохранившееся переписка с оптинскими старцами.

В собрании писем Оптинских старцев к сестрам Никитского монастыря раскрывается уникальная летопись человеческой души, так как многие адресатки пользовались наставлениями старцев в течение всей жизни. «Не отбивайся от Оптиной. Верую в то, что каждый приходящий в Оптину пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение милостию Божией и за молитвы великих наших отец Льва, Макария, Амвросия… Они весьма многих и многих воспитали духовно для Небесного Отечества. Не престают и теперь духовно воспитывать и призирать… »[1].

В 1863 году архимандрит Леонид (Кавелин) писал, что Никитская обитель считается одной из самых благоустроенных по своей внутренней духовной жизни из числа девичьих монастырей нашего Отечества.

Когда матушка Макария в преклонных годах удалилась на покой, ее сменила игумения Тихона (Ладыженская).

Будучи с самого детства под духовным руководством великого старца оптинского иеросхимонаха святого преподобного Макария (Иванова), она, после кончины старца, по его благословению перешла под руководство иеромонаха Илариона (Пономарева). В 1873 году, после смерти отца Илариона, матушка перешла под руководство иеросхимонаха святого преподобного Амвросия (Гренкова).

В отделе рукописей Российской Государственной библиотеки сохранились письма матушки Тихоны к отцу архимандриту святому преподобному Исаакию (Антимонову), настоятелю Оптиной пустыни.

Несомненно, что общение с такими выдающимися представителями русского монашества, наложило отпечаток на всю жизнь игумении Тихоны.

В своем письме от 1 апреля 1892 года к отцу Исаакию матушка пишет: «С самого моего раннего детства с 6 лет я узнала Оптину пустынь, затем отдали 10-ти лет в монастырь в Белев, здесь еще ближе стала под руководство старцев и до того сроднилась, что Оптина и Белев одинаково были мне как родные обители» .

В письме к отцу архимандриту Исаакию (Антимонову) матушка Тихона писала: «Ведь только что не от пеленок, с самого раннего детства все наше семейство было близко как родное к Оптине; с десятилетнего возраста по благословению Приснопамятного Старца Батюшки Отца Макария была я отдана в монастырь; и сколько пережито искушений, сколько бурь душевных с помощию и поддержкою старцев?» .

Правление игуменьи Тихоны для Каширского Никитского монастыря стало поистине благоденственным временем. Правда, стоило это матушке невероятных трудов. Лишь только из ее писем в Оптину пустынь можем мы узнать о тяжести настоятельского послушания.

В письмах к отцу архимандриту Исаакию она пишет: «Пишу Вам и горькие слезы так и туманят глаза. Очень тяжело без руководителя при моем  трудном послушании, при моей еще крайней неопытности; да и сестры как малые младенцы – просят вразумления, а я сама не лучше их. В память покойных наших старцев, в память и нашего духовного общения смиренно и усердно прошу Вас, Всечестнейший Батюшка, молитвенно не забывать многогрешную и многоскорбную игумению Тихону с сестрами» ; «Сравнялся год и моему пребыванию в Кашире; Слава Премногому милосердию Господа к моему недостоинству; не смею роптать, но скорби было много за этот год, и горячие слезы проливались часто, особенно тяжело было переживать эту зиму», «Согласитесь, – как тяжело распоряжаться, следить за другими, вразумлять других и не иметь самой человека по духу, с кем бы можно было без опасения душу отвести» .

Великий Оптинский старец Авросий дал матушке Тихоне такое назидание: «Если когда будут приходить эти мысли или желание начальствовать, то надо как можно стараться сопротивляться помыслам… По опыту знаю я, что тяжелый начальнический крест вдвое тяжелым становится тем, кто добивается оного». Старец предупредил ее «что игуменство такое же послушание, как и прочие, которое надо проходить по страху Божию, с хранением совести, как бы в присутствии Божием, по указанным правилам и от которого нельзя отказываться по своей воли» .

Матушка Тихона неоднократно в посещала Оптину пустынь, а в октябре 1891 года присутствовала при отпевании и погребении своего духовного отца великого старца иеросхимонаха Амвросия.

Преподобный старец  Иосиф (Литовкин) передал в дар Каширской обители Тихвинскую икону Божией Матери – одну из келейных икон святого старца Амвросия Оптинского[2].

 

[1] Преподобный Иосиф Оптинский (Из письма к монахине Агриппине (Кишкинкиной), насельнице Каширского Никитского монастыря, от 1 мая 1904 года // Житие иеросхимонаха Иосифа. М., 1993. С. 275)

[2] Собрание писем Оптинского старца Иосифа / Составление, подготовка текста, справочного аппарата, приложения. Каширина В.В. Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005.